Зачем Лукашенко воскресил Ющенко перед встречей с Путиным

Забытый всеми Виктор Ющенко возвращается в политику, причем с неожиданного входа – через Минск. Его с помпой при телекамерах принял Лукашенко, да еще и пожаловался Ющенко на «поток украинского оружия», которое якобы течет в Белоруссию через Россию. Конечно, ни один идиот не повезет оружие с Украины в Белоруссию через Россию, но Батьке зачем надо было предъявить Москве хоть какую-то претензию. Зачем же?



Президент Белоруссии Александр Лукашенко в понедельник неожиданно пригласил к себе бывшего коллегу – третьего президента Украины Виктора Ющенко. Поначалу оба ударились в ностальгию о временах, когда гость был у власти, а это 2005-2010 годы.

Это были не худшие времена, начал Александр Лукашенко, и напомнил: «Как бы ни было сложно, и с Российской Федерацией находили общий язык, взаимоприемлемый, с другими государствами. Всякое было, но в целом всегда мы выходили на позитивный результат». На этих словах Ющенко слегка кивнул. Значит, не забыл еще русский язык, на котором с ним общался Лукашенко. Ведь, говорят, на переговорах с россиянами президент Ющенко старательно делал вид, что не понимает русский и всегда дожидался, пока ему переведут на украинский. Известно, что с Россией никакого «общего языка» Ющенко найти не мог.

Лукашенко добавил, что не собирается вмешиваться в нынешние дела соседней республики, однако «влияние событий в Украине на нас очень велико». Затем, признавшись, что его особенно беспокоит «приток оружия через украинскую границу», глава белорусского государства сделал очень странное заявление о том, что это оружие идет в Белоруссию с Украины, но не прямо, а якобы через Россию. «И я президенту России об этом говорил», – заявил Лукашенко.

Ющенко ответил, что в его понимании отношения с Белоруссией всегда были идеальными и на политическом уровне, и на народном.

«Сейчас то, что происходит не только в Украине, я согласен, — это большое испытание, это большая проблема для обустройства и нашей жизни как нации, страны, и соседей, и Европы», — цитирует Ющенко БЕЛТА. Экс-президент посетовал на сложность «территориального вопроса», очевидно намекая на Крым и Донбасс.

Забавно, но бывшего вождя Оранжевой революции Лукашенко позвал к себе за несколько дней до запланированной встречи с Владимиром Путиным на белорусской земле. В воскресенье Лукашенко поздравлял российского коллегу с днем рождения, а в четверг ожидается их саммит в Могилеве на Форуме регионов двух государств.

Зачем же в канун своих переговоров с Путиным Лукашенко демонстративно, при телекамерах пообниматься с Ющенко? Да, всеми забытый Ющенко сейчас получил шанс вернуться на политическую авансцену – он рассматривается как возможный преемник Леонида Кучмы на переговорах по Донбассу, которые идут в Минске. Но Лукашенко мог принять его в рабочем порядке, без телекамер.

Приезд Ющенко к белорусскому президенту в канун встречи Лукашенко и Путина говорит о том, что минский лидер «пытается сбалансировать, уравновесить, отрицательный для себя пиаровский эффект»,  –  сказал газете ВЗГЛЯД руководитель аналитических проектов информационной компании БелаПАН Александр Класковский.

«После предыдущих встреч Лукашенко с российским президентом, ряд комментаторов делал вывод, что Россия в украинском вопросе пытается как-то приструнить Беларусь, и как-то заставить идти в русле своей политики, – заметил собеседник. – Действительно, Лукашенко, после того, как вернулся в Минск из Сочи, вызвал к себе секретаря Совета безопасности Станислава Зася, и отдал указание – усилить охрану границы с Украиной. Дескать, оттуда идет много оружия, и прочий негатив. После этого и начались разговоры: вот, дескать, Кремль «прижал Лукашенко» в украинском вопросе». Возможно, встреча с Ющенко и призвана показать – официальный Минск продолжает балансировать в том, что касается Украины, – полагает Класковский. «Понятно, что Ющенко ни на что не влияет, но это повод для Лукашенко показать: он интересуется событиями на Украине, относится дружелюбно к украинцам», – отмечает белорусский эксперт.

Он указывает: на встрече с Ющенко Лукашенко сделал любопытное замечание по поводу оружия, идущего в Белоруссию. «Он сказал: действительно есть факты такого попадания оружия с Украины в Белоруссию, но оно попадает через Россию», – напомнил Класковский. В этом уточнении «видится корректировка прежних высказываний Лукашенко». «Он дает понять, что он не видит Украину таким уж источником зла», – заметил эксперт.

Параллельно с такой корректировкой и балансировкой Минск продолжает утрясать с Москвой вопрос о рефинансировании белорусского долга в 1 млрд долларов. Лукашенко в сентябре обсуждал этот вопрос в Сочи с Владимиром Путиным, и сам же назвал переговоры тяжелыми. Пока результат не достигнут. «Хотя я не слышал с российской стороны об официальных отказах в этом кредите. С белорусской стороны чиновники говорят, что переговоры идут. Лукашенко, вернувшись из Сочи, сказал, что по этому вопросу «никакого отторжения нет», – отметил Класковский.



Нельзя говорить, что эти деньги уже в кармане, добавил собеседник. Он напомнил: в Душанбе, вопреки ожиданиям, не состоялась встреча Лукашенко и Владимира Путина. «Но теперь ожидают прилета российского президента в Могилев, где пройдет Форум регионов, – отметил Класковский. – По крайней мере, белорусская сторона рассчитывает – и новый российский посол Михаил Бабич об этом говорит – что в Могилеве будут «развязаны узлы» каких-то вопросов».  Шанс получить этот кредит у белорусского руководства все-таки есть, потому что Москве все-таки невыгодно не давать эти деньги, замечает Класковский. «Если Минск объявит дефолт, то от этого пострадает российская сторона», – подчеркивает белорусский эксперт.

Класковский полагает, что история с кредитом не связана с пятничными заявлениями Лукашенко. «Другое дело, что белорусский руководитель, так или иначе, вынужден демонстрировать, что он заботится о безопасности своей страны. И что белорусская армия готова к отражению каких-то угроз по разным азимутам», – отмечает белорусский эксперт. По мнению Класковского, не следует преувеличивать значение этих заявлений. «Нужно учитывать контекст: Лукашенко в тот день находился на военном полигоне, ему показывали образцы нового оружия – причем того оружия, которое в первую очередь предназначено для сил спецопераций, – отмечает собеседник. – В этом контексте Лукашенко держал речь в первую очередь, как главнокомандующий. Тут сильны, в первую очередь, пиаровские соображения, а не то, что он хотел показать кулак, допустим, восточным соседям».

Хотя, наверное, если анализировать высказывания белорусского руководителя, то полного доверия между ним и российским руководством в последние годы нет, полагает Класковский.

«О чем можно говорить не гадательно, а уже совершенно точно, так это о том, что

военная доктрина Беларуси в последние годы претерпела заметные изменения, именно с учетом боевых действий на Украине.

Этого точно не скрывают белорусские власти, и характер учений белорусских войск тоже изменился», – добавил собеседник.  Учения «заточены» против отражения гибридных угроз: об этом свидетельствует и возросшая роль сил спецопераций, и участие в маневрах соответствующей техники, указал Класковский.

«Белорусская оппозиция постоянно критикует Лукашенко – это звучит рефреном – за то, что он готов сдать независимость страны, слишком далеко зашел в интеграционных играх, – заметил собеседник. – Так что, возможно, это еще и такой, своего рода, косвенный ответ внутренней оппозиции: главнокомандующий думает о том, как отражать внешние угрозы по разным азимутам», – указывает эксперт.

Впрочем, было бы явным преувеличением считать, что оппозиционеры всерьез восприняли «подачу» Лукашенко. Это касается как его речей перед военными, так и символических жестов, вроде отсутствия препятствий для оппозиционного законопроекта об использовании бело-красно-белого знамени белорусских националистов. «Несмотря на, как будто намеки о большей открытости к национальной идее и к ее сторонникам, мы видим, что Лукашенко эту самую национальную идею продолжает притеснять, и очень сильно ее боится», – заявил газете ВЗГЛЯД зампредседателя партии «Белорусский народный фронт» (БНФ) Алексей Янукевич, возможный оппозиционный кандидат в президенты на выборах 2020 года.

«Лукашенко понимает силу национальной идеи, и понимает, что для его власти в этой идее может крыться потенциальная опасность. Понятно, что те события, которые в 2014 году произошли в Украине, заставили его беспокоиться об угрозах со стороны России, и он понимает, что его зависимость его власти от Кремля слишком большая. Он понимает, что альтернативой могла бы быть национальная идея, но он и ее опасается. Поэтому он продолжает искать какую-то постстоветскую, но с опорой на советскую идентичность для своей власти, – заявил лидер БНФ. – Поэтому большого оптимизма относительно открытости нынешнего белорусского государства к национальным ценностям мы не испытываем».

То же касается и высказываний перед военными – в них оппозиционер видит «традиционную для Лукашенко политику популизма». «Когда он встречается с определенной социальной группой, то делает заявления, которые приятно слышать ее представителям. На самом деле, какие-то глубокие смыслы в этом искать не стоит, – уверен Янукевич. – Он встретился с военными, и наговорил, что мы чуть ли не готовимся к войне, и это основной приоритет для государства. Но завтра он, например, встретится с работниками сельского хозяйства, и приоритетом окажется какая-нибудь национальная безопасность».

Об антироссийских жестах Лукашенко, действительно, особенно активно пишут не белорусские оппозиционеры, а российские анонимные телеграм-каналы. Вброс канала «Незыгарь» – о том, что Лукашенко якобы боится «крымского и донецкого сценария» (автором которого, получается, должна стать Россия), и следовательно, готовится к отражению угроз «на  той территории, с которой последует нападение» – вряд ли имеет отношение к реальности.

Но напомним о других версиях, не раз возникавших за последние годы, в том числе, с подачи политиков из соседней Польши и белорусских оппозиционеров. Москва, мол, ищет более сговорчивого кандидата на смену не всегда предсказуемому «батьке», правящему с 1994 года. Об этом говорили и в 2010-м, и в 2014, и все чаще пишут сейчас на оппозиционных ресурсах. Подтверждений этим спекуляциям о «смене» как не было, так и нет. Но не факт, что подобной фобии нет у минского руководства.

Источник: vz.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *